На всех хватит: мать-одиночка из Новосибирска усыновила 5 детей — двое из них уже подростки

190
07 мая, 2020
9210f14bf332d5354a3f1fb4f0e2f24603858da0 727 485 c

Олеся Волкова — профессиональная приемная мама. Её история завертелась 9 лет назад, когда она начала возить игрушки в детский дом и уже не смогла на этом остановиться. Долгое время Олеся была волонтёром и куратором нескольких проектов, работала с интернатами, детскими домами и приемными семьями. Постепенно в ней самой зарождалась идея стать приемной мамой, правда, чуть позже, годам к 45–50, но обстоятельства сложились иначе. Сейчас Олеся живёт со своим 15-летним сыном и пятью приёмными детьми — у нее трое малышей и двое подростков. Корреспонденту НГС Олеся рассказала, как живёт их большая семья и в чем особенности её необычной профессии.

 

— Я начала давно, мне тогда было 30 лет. Моя мама работала в магазине товаров для охоты и спорта, и к ней за покупками часто приезжал мужчина, который оказался директором Мошковского интерната. Сначала мы начали передавать туда игрушки. Потом у меня появились единомышленники и желание ездить в детский дом — мы начали общаться с детьми.

 

 

— Года через два я начала понимать, что нужно детям, и подумала, что было бы здорово подарить каждому ребёнку новогодний подарок, о котором он мечтает, а детей было 144 или 146. Я начала заниматься вопросом и узнала про фонд «Солнечный город», который как раз проводит такую акцию. Позже я стала куратором мошковского интерната уже от фонда, и закрутилось.

— Какие эмоции вы испытывали, когда в первый раз приехали в интернат?

— В первый раз я приехала в качестве фотографа, и первая эмоция, которую я испытала, — жалость. Когда я уезжала, чуть не плакала, друзья мне говорили: «Не плачь, не надо, не при детях». А у меня в голове было: у них такая жизнь может остаться навсегда, а мы жалуемся, что у нас что-то плохо. Тут дети одни, у них никого нет.

 

 

Потом у меня прошло это чувство, я начала мыслить по-другому. Я поняла, что дети не нуждаются в жалости, они нуждаются во внимании, любви, защите, общении, уважении. Мышление поменялось, и сейчас, когда со мной люди разговаривают и говорят: «Ой, вот детей так жалко», — я отвечаю, что их не надо жалеть, их надо любить. Начните с ними общаться, уделите внимание и восприятие поменяется.

 

 

— Что такое профессиональная приемная мама? Как вы ей стали?

— Я подала заявку на участие в проекте «Новая семья 2.0», прошла тестирование, собеседование, другие процедуры и подошла по всем параметрам. Сейчас я участник проекта, у меня есть обязанности — я получаю рекомендации от психолога, которые я должна выполнять с детьми. Потом я формирую отчет о проделанной работе и отправляю обратно. За это я получаю премию.

Проект «Новая семья 2.0» помогает семьям взять на воспитание детей из категории «трудноустраиваемые». Для приемных родителей улучшаются жилищные условия, их обеспечивают круглосуточной психологической помощью и выделяют дополнительное финансовое вознаграждение.

— Как вы поняли, что хотите стать приёмной мамой?

— Я хотела стать ей всегда, а когда начала работать с детьми, желание еще больше укоренилось в голове. Правда, я планировала стать приёмной мамой годам к 45 — у меня большое количество детей, и, взяв одного, я могла бы обидеть другого, поэтому я хотела выпустить своих и взять ребёнка из следующего поколения.

 

 

— Что изменилось? Почему дети появились у вас раньше?

— У одной моей подопечной, которую я курировала, не получилось быть мамой, и её дети оказались в детском доме. Мальчики были для меня близкими, с каждым своим ребёнком я работала плотно, и с их биологической мамой в том числе, всегда встречала её из роддома. Когда я поняла, что Кристина не справляется, решила, что не оставлю братьев в детском доме и не допущу повторного сиротства.

 

 

Это замкнутый круг, когда дети из детского дома сами становятся родителями и не справляются с этой ролью, и уже их дети оказываются в детском доме. Тогда я узнала о проекте «Новая семья 2.0», пошла учиться в школу приемных родителей, заполнила анкеты, прошла собеседование и стала мамой Дани (3 года), Паши (исполнилось 6 лет) и Ромы (1 год).

— Ваша подопечная может восстановить родительские права и забрать детей?

— Да, есть вероятность, что их мама одумается и захочет восстановиться в родительских правах. Я не буду препятствовать, потому что все прекрасно понимаю. Так будет лучше для детей. И если у нее получится выполнить все требования опеки, то дети будут с ней. А подростки уже навсегда останутся со мной.

 

 

— А Нина и Тима? Как они попали к вам?

— Спустя 6 месяцев после того, как мы с малышами немного адаптировались (непростой был период), я подумала, что и другим детям смогу дать любовь, внимание и заботу. К нам присоединились Нина и Тимофей. Я знала их уже 6 лет, курировала Колыванский интернат, в котором они жили. Сейчас он закрылся.

Нина и Тима — труднопристраеваемые, потому что подростки. Два раза они попадали в семью, но их возвращали, потому что у Тимофея были сложности с поведением. Нина всегда мечтала о семье, Тима тоже был не против, чтобы я взяла их, тем более мы все давно знакомы.

 

 

— Мой сын Андрей тоже знаком с ребятами (часто ездил со мной по работе) и не препятствовал, с Тимой они лучшие друзья. Я знаю ситуации, когда родные дети против приемных, но мне повезло, Андрей очень положительно воспринял новость и о Дане, Роме и Паше, и о Тиме и Нине, он привык, что я всегда в окружении детей.

— С их биологической матерью вы знакомы? Она общается с детьми?

— Лично я с ней не знакома, но она звонит детям, они общаются. Я считаю, что это хорошо, потому что общение с биологическими родителями очень полезно, у детей нет ощущения внутренней пустоты, они не думают, что они не нужные. Я никогда не буду препятствовать общению, это необходимо детям.

 

 

— Как вы живете? Есть сложности?

— Живем мы очень весело и насыщенно. Сложностей у нас не было, были притирки. Например, Нина любит индийские фильмы, а Андрей их терпеть не может, пытается выключать ей телевизор, я говорю ему, чтобы не лез к ней. Тима любит футбол, а мы никто не любим, но приходится смотреть и слушать. Или, например, музыку, которую хотел бы слушать Тима, мы никогда не включим дома.

 

 

— Старшие дети когда-нибудь хотели уйти от вас?

— Нет, такого не было. Единственное, Тима поначалу очень скучал по своим друзьям из Колывани, с которыми играл в футбол. Говорил, что хотел бы жить тут, а там учиться и встречаться с ними. Сейчас я спрашиваю его, не жалеет ли, говорит что нет.

— Вам хватает места? Семь человек в одной квартире...

— Да, места хватает. Мы живем в пятикомнатной квартире около метро «Заельцовская». Это полностью благоустроенное жильё с мебелью, техникой и всем необходимым. Ежемесячно я плачу коммуналку, квартира — это собственность фонда, когда мои дети вырастут, мы ее освободим, и сюда заедет другая семья.

— Чем любите заниматься вместе? Как проводите время?

— Мы любим гулять, смотреть фильмы, а потом обсуждать их. Отличный фильм «Семья по-быстрому», идеально отражает реальность. Любим вместе кушать. Дети хорошо общаются между собой, любят танцевать, играют. Нина любит рисовать, пристрастила меня к рисованию картин по номерам, отвлекает.

 

 

— Сложно быть мамой трех подростков?

— Я поняла одно: когда ты многодетная мама, то с одним будет тяжело, то с другим, и наоборот. Не важно, приемные дети или родные, ситуации разные. Я стараюсь быть для детей мамой-другом. Они делятся со мной секретами, проблемами. Советов не просят, пока ничего такого не происходило, думаю, придет время и они спросят, единственное, советуются, что им надеть.

 

 

— Приемные дети называют вас мамой?

— Маленькие дети — да, но для шестилетнего Паши было непонятно, я же приходила к ним домой, когда они еще жили с мамой. Для Тимы и Нины я всегда была просто Олеся, когда приезжала к ним в Колывань. А тут — раз, и мама. Сказала им, что они могут называть меня как удобно. Сначала называли по имени, а через какое-то время Нина сказала, что будет звать меня мамой, Тима называет меня Мэм.

 

 

— Вы единственный кормилец в семье?

— Да. До декабря 2019 года я работала с детскими домами и приемными семьями куратором проекта «Шаг в будущее», помогала детям определиться с профессией. Но я не рассчитала свои силы: работать и быть мамой шестерых детей сложно, тогда я прекратила свою деятельность. Теперь моя основная работа — профессиональная приёмная мама.

— Вам хватает денег?

— Да, нам хватает. Нам помогают команда, друзья, мои родители, финансово или игрушками, могут посидеть с детьми. Сейчас, конечно, я все больше справляюсь самостоятельно и почти адаптировалась к такому количеству детей. В случае чего я всегда могу обратиться в фонд, например, недавно Тимофею нужно было получить лечение и нам была нужна большая сумма денег.

 

 

— Как ваши родители отнеслись к вашему желанию стать приёмной мамой? Они считают приемных детей внуками?

— Родители знают мой характер. Когда я сказала им, что хочу стать приемной мамой, они только лишь спросили, я уже все решила или только думаю. Они меня поддерживают. По ощущениям, мне кажется, что самого маленького они больше воспринимают как внука. Моя бабушка очень хорошо относится ко всем детям, в целом мы все отлично ладим между собой.

— Вам приходилось слышать от кого-нибудь, что вы зря этим занимаетесь? Отговаривали?

— Напрямую мне ни разу не говорили, но по некоторым людям я понимала, что они думают именно так. Чаще люди просто удивляются.

 

 

— Бывает такое, что хочется сбежать и побыть наедине с собой? Как справляетесь?

— Что уж тут — бывает, конечно. Хочется и сбежать, и побыть наедине, ухожу в другую комнату или езжу к маме, сижу там в своей комнате и возвращаюсь обратно домой, но такое было раз или два.

— А личная жизнь? На нее хватает времени?

— Я не замужем, уже почти 14 лет в разводе, отец Андрея с сыном не общается, а я хотела бы, никогда не препятствовала. У меня уже очень давно не было отношений, не знаю, почему так вышло. Сложно со свободным временем, думаю, когда младшие подрастут и станет полегче.

У меня и раньше была насыщенная жизнь, а теперь еще насыщеннее — мне надо с каждым пообщаться, поиграть. Надо накормить такое большое количество детей, а кушают они очень хорошо, надо убраться — всё, что люди делают по хозяйству, у нас помножено на два. Плюс адаптация: сначала с маленькими была, сейчас с большими, потом их совместная. Сейчас вся моя жизнь закручена на детях, это основное.

 

 

— А как же любовь?

— Любая женщина мечтает о любви, любовь — это прекрасно. Я бы хотела видеть рядом с собой мужчину.

— Роль приемной многодетной мамы сильно сказалась на вас? Как изменилась ваша жизнь?

— Я изменилась и внешне, и внутренне. У меня нет страхов, но есть мечты — я хочу большой дом, куда дети смогут приезжать в гости, ведь помимо приемных, у меня есть еще дети, я их не оформила, но они есть. Мы все хотим на море, Тиме интересно посмотреть Москву.

Раньше я часто ездила в интернаты, в больницы к детям. Сейчас количество поездок сократилось, очень много времени провожу дома: готовка, уборка, занятия, детский режим — проснулись, поспали, поели, поспали. Внутренне я увидела себя с другой стороны, увидела, над чем мне нужно поработать.

 

 

— Несмотря на то, что это тяжело, я не жалею, думаю, что пройдет какой-то период времени, станет проще, так всегда, когда какой-то период начинается, сначала сложно, потом привыкаешь и становится легче. Я понимала, на что я иду, когда есть маленькие дети, то с личным временем всегда проблемы, но я стараюсь его находить.

Раньше я любила фотографировать и люблю до сих пор, но сейчас удается сделать снимок только на телефон, а я хотела бы по-другому заниматься фотографией. Если есть свободное время, я хочу полежать на кровати в тишине.


За текст спасибо НГС: https://ngs.ru/more/69114109/

Автор: Алёна Золотухина
Фото: предоставила Олеся Волкова

Рассказать друзьям

Напишите нам!

Нажимая кнопку «Отправить сообщение», я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с договором оферты

Сделать пожертвование

Fancybox close

*Для отправки квитанции

**Не обязательно

Qr
ПЛАТИ QR
ОТ СБЕРБАНКА
Отсканируйте в приложении банка и оплатите
Генеральная лицензия Банка России на осуществление банковских операций №1481 от 11.08.2015 г.
Генеральная лицензия Банка России на осуществление банковских операций №1481 от 11.08.2015 г.